По делам их

/ Просмотров: 2387

Глеб нашел их через три недели. Красная семерка с вмятиной на правом крыле подъехала к остановке. Минут пять из машины никто не выходил. Тонировка на стеклах не позволяла увидеть, что там происходит.

Глеб сел на скамейку и закурил. Он знал – это они. Эти сволочи разрушили его жизнь, уничтожили, стерли с лица Земли. Но Глеб не отступит без боя. Чему его научил Детдом так это умению держать удар и… обязательно отвечать на него.

Задняя дверь семерки открылась (слишком резко для обычной высадки пассажиров) и оттуда вывалилась полуодетая девушка. Следом вылетели остатки ее туалета. Дверь закрылась, и машина с визгом помчалась к выезду из города. Теперь Глеб знал их номер.

Девушка собирала содержимое сумочки и плакала, когда к ней подошел Глеб. Он поднял пудреницу и подал хозяйке. Молча, он понимал, что словами может только навредить - девушка еще не отошла от шока, поэтому для нее пока каждый мужчина враг.

Глеб помог ей встать и усадил на скамейку под навесом.

- Вам куда? – как можно ласковей спросил Глеб.

- Домой, - ответила девушка и всхлипнула.

Глеб кивнул и подошел к обочине с поднятой рукой. Через пять минут они ехали в такси – девушка все-таки сказала свой адрес.

Попытки таксиста поговорить Глеб прекратил незамысловатым жестом. Им нужна тишина. Девушке чтобы успокоиться, а Глебу чтобы подумать. Теперь он достанет этих тварей.

Высадив девушку, таксист – толстый армянин, спросил куда ехать. Глеб назвал свой адрес и, откинувшись на спинку, закрыл глаза.

Он вспомнил тот день, когда познакомился с Лизой. После армии детдомовцу податься некуда. Правительство, конечно, выделило однокомнатную квартиру, но Глебу туда идти не хотелось. Поэтому Глеб направился прямиком к сослуживцу и другу Сашке Звягину. Вот там-то его и ждало чудо. У Сашки была младшая сестренка Лиза. Русая коса толщиной с мужское запястье, большие глаза цвета васильков и улыбка… Только из-за того, чтобы увидеть ее улыбку стоило жить.

- Приехали, брат.

Глеб очнулся, посмотрел по сторонам. Улыбающееся лицо таксиста вернуло его в действительность, в дерьмовую реальность. Он расплатился и вышел. Холодный ветер гнал прошлогоднюю листву, одинокая ива у подъезда махнула голыми ветками, будто здороваясь с прохожими. Район, в котором жил Глеб, начал строиться лет пять назад, поэтому скучный пейзаж составляли только бетонные коробки многоквартирных домов. Зимой здесь было невыносимо находиться, теперь особенно после того, что случилось с Лизой.

Они назначили свадьбу на первый день весны – 1 марта. 26 февраля Лиза пропала. Пропала, черт бы их побрал! Она вернулась 27-го, в одном сапоге и без пальто… Ублюдки! Глеб злился на всех. И на подонков, сотворивших это, и на соседей, видевших как Лизу выпихнули из красной семерки. На всех!

Стоп! – приказал себе Глеб.

Три недели он сохранял самообладание, пытался, по крайней мере. Глеб помнил где-то услышанные слова: Месть – это блюдо, которое нужно подавать холодным. Очень правильные слова. А ведь Глеб мог наворотить с горяча, мог. Что его сдержало? Наверняка трудно сказать, но Глеб все-таки думал, что война его не только убивать научила.

Он поднялся на пятый этаж. Лифт в доме был и даже работал, но Глеб предпочитал ходить пешком, особенно в последние дни. Он много думал, что-то прикидывал, сопоставлял, ненужное выбрасывал. Было решено – он убьет их. Убьет, но только завтра. Сегодня надо поспать.

В квартире, не включая свет, Глеб разулся и пошел в комнату. Сумерки сгущались, его холостяцкая квартира наполнилась тенями. Ему было все равно. Он сам ходил как тень. Надо выспаться. Завтра все закончится.

Он упал на диван и через пять минут уснул. Ему приснилась Лиза, ее улыбка.

Утром полный решимости Глеб отправился за оружием. Как-то Сашка Звягин рассказывал ему о друге. «Из наших, - говорил Сашка. – Тоже был в Чечне, только в первую». Пригодился Сашкин друг.

Глеб вышел из автобуса и огляделся. Этот район он знал плохо, поэтому пошел наугад. Уже через десять минут Глеб увидел тридцатый дом по улице Космонавтов. В нем и жил Сильвер – друг Сашки.

Глеб поднялся на второй этаж и подошел к двери с номером два. Звонка не было, поэтому Глеб постучал три раза. Его поразила наглость этого Сильвера – под его квартирой расположился опорный пункт, а он оружием торгует. Да и Бог с ним. Как говорится, кто на что горазд.

- Кто там?

Либо Сильвер конспирируется, либо в квартире какая-то старушка, но голос явно не мужской.

- Извините, Сильвера я могу увидеть?

Щелкнули замки, и дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы высунуть помутневший любопытный глаз.

- А кто ты?

- Я от Сашки Звягина.

Глаз еще какое-то время изучал Глеба, потом дверь закрылась и старушка крикнула вглубь квартиры:

- Эй, обормот, к тебе пришли!

Глеб уже думал, что никто не выйдет, когда дверь открылась, и на порог вышел высокий мужчина в тельняшке. Левая рука одета в черную перчатку. Глеб сразу понял – протез.

- Чего тебе?

- Сашка Звягин сказал…

Он не дал договорить Глебу, здоровой рукой затащил в квартиру и придавил к стене.

- Ну чего ты разорался?! Ты что не видишь, тут ментов полный дом? Чего тебе?

- Мне бы два «ствола» и «маслят» к ним.

Мужчина отпустил Глеба и посмотрел в глаза.

- Воевал?

- Да. Во вторую.

Он кивнул и пошел внутрь квартиры. Глеб вздохнул. Потер горло – чувствовалось, что здесь рады гостям. Сильвер вернулся в пуховике и в черной вязаной шапочке.

- Пошли, пацан.

В метрах трехстах расположился гаражный кооператив «Восток». Сильвер и Глеб вошли через главные ворота, прошли еще около ста метров и остановились у одного из гаражей. Сильвер открыл ворота, пропустил Глеба внутрь, посмотрел по сторонам и вошел сам.

- Чего тебе?

- Два «ствола»…

- А че не танк? – Сильвер засмеялся. – Шучу. Что-то определенное?

- Можно ТТ…

- Слушай, я вижу, ты войну нешуточную затеваешь. Зачем тебе пистолеты? Ты же не дикий Билл? Возьми АКМ и пару «рожков». В раз положишь всех.

Глеб задумался.

- Понимаю твое замешательство. Есть укороченный вариант, без приклада. Под пальтишком скроется в легкую. Ну, давай решай быстрее, мне бабку кормить надо.

В одиннадцать тридцать Глеб сел в автобус до Кружавино. Он хотел повидать мать Лизы и Сашку. Село находилось в двадцати километрах от города, а это минут тридцать туда и столько же назад. К часам трем он собирался вернуться в город. Оставался один пунктик перед встречей с ублюдками. В ГИБДД работал его однополчанин Тимур Котов. Он сможет ему помочь найти адрес хозяина красной семерки. А захочет ли? Глеб вспомнил войну, они же там друг за друга… Захочет.

Он вышел у продуктового магазина. К двенадцати часам солнце начало пригревать, образовались небольшие лужицы, которые к вечеру непременно подмерзнут. Так же как и его душа, потерявшая тепло навсегда.

Дом Звягиных скорбел, как и его обитатели. Дверь была открыта. Глеб вошел и сразу направился на кухню. За столом перед початой бутылкой водки сидел Сашка. Глеб сел напротив.

- Выпьешь? – спросил Саша.

- Давай.

Саша налил водки в граненый стакан и подал другу. Глеб выпил.

- Где мама?

- На кладбище. – Сашка налил себе и выпил. – Она там каждый день. Ее ведь не вернешь! А она там! – Сашка заплакал.

- Ладно, мне пора. – Глеб встал, поправил пальто.

- Ты это, Глеб… Ты ничего не замышляешь?

Глеб еще раз поправил пальто.

- С чего ты взял?

- Да нет. Я просто так. – Сашка снова налил в стакан. – Будешь еще?

- Нет. Мне надо идти. – Глеб развернулся и вышел из дома.

Надо идти! И чтобы не расплакаться, он, придерживая под пальто привязанный к поясу автомат, побежал.

Лиза повесилась 28 февраля. Она ни с кем не разговаривала, закрылась у себя в комнате, а через день повесилась. Что пережил Глеб? Он почувствовал тогда пустоту, будто какой-то злодей выскреб его изнутри, оставив оболочку, так, ради шутки. Вот уже три недели эта оболочка ходила по земле, ища отмщения.

В три часа дня Глеб стоял у дома хозяина красной семерки. Руслан Калмыков был единственным ребенком в семье (эту информацию Глеб получил от своего друга по Детдому), а потому разбалован. Нигде не работал, от армии отмазали. Была судимость. Дали условно. Чувствовалось – за парня есть кому вступиться. Но не сейчас, не сегодня. Сегодня время умирать и никто, ублюдку, не поможет.

Через минут десять парень примерно того же возраста что и Глеб вышел из подъезда. Глеб едва подавил желание расстрелять его прямо здесь, в его же дворе. Нет! Ему нужны были все. То, что этот хлюпик не один насиловал Лизу, было очевидно.

Руслан сел в машину. Двигатель заурчал и машина тронулась. Глеб быстро вышел к проезжей части и почти сразу же поймал такси.

- Куда едем? – За рулем сидел вчерашний толстяк армянин.

- За красной семеркой.

Таксист больше ничего не сказал.

Они около часа кружили по городу, то отставая, то вновь нагоняя красную семерку. За это время в машину к Руслану подсели еще три парня крепкого телосложения. Семерка развернулась и поехала на окраину, там остановилась у Восточной кухни, из машины вышел один из парней. Через минут пять парень вернулся с двумя большими пакетами, сложил их в багажник и сел в машину. Семерка направилась к выезду из города. За постом ГАИ машина свернула на право. Глеб остановил такси. Он знал, куда они едут - эта дорога вела в дачный кооператив «Цементник».

- Все. Я здесь выйду.

Глеб расплатился, не забыв оставить на чай.

- Что сильно насолили? – не сдержался армянин.

- Сильнее, чем они думают, - ответил Глеб и печально улыбнулся.

Посидел немного…

Надо идти!

…и вышел из машины.

- Удачи, тебе, - проговорил таксист.

Дом, в который приехал Руслан и его опричники, Глеб нашел сразу – они оставили машину у ворот. Глеб поправил автомат и вошел в калитку. Как он и предполагал, собаки во дворе не было. Зачем этим псам собака?! Поднялся на деревянное крыльцо, прислушался. За дверью слышались мужские и женские голоса, кто-то смеялся. Веселятся, суки! Глеб постучал. Ему открыл Руслан.

- Тебе чего, земеля?

- Мне бы это… - Во рту пересохло. Глеб едва сдерживался, чтобы не ударить по его наглой роже. – Мне бы опохмелиться.

- Пошел на хер, чмошник. – Руслан толкнул Глеба в грудь и попытался закрыть дверь.

- Оставь его, - услышал Глеб властный голос из глубины дома. – Пусть пройдет в кухню.

Руслан отошел в сторону, пропуская незваного гостя. Глеб вошел, подождал, когда хозяин дачи закроет дверь и пошел за ним. Проходя мимо комнаты, он увидел еще троих парней и двух девушек.

Кухня была большой. Глеб без приглашения сел за стол так чтобы видеть входящих. Руслан что-то буркнул и вышел. Почти сразу же в кухню вошел высокий атлетически сложенный парень в белом свитере. В руках он держал бутылку водки и две рюмки.

- Ну, боец, где воевал? – спросил парень.

- Грозный.

Говорить с подонками Глебу совсем не хотелось.

- А ну давай выпьем.

Он налил, поднял свою рюмку и потянулся, чтобы чокнуться. Глеб взял свою и выпил.

- А ну да. За тех, кого с нами нет.

Ублюдок гоготнул и тоже выпил. Глеб потрогал автомат под пальто.

- Ты это… пей пока. А я пойду с парнями почирикаю, ну, чтоб ты с нами остался. Ну, расскажешь что-нибудь. Окей?

Не дожидаясь ответа, он вышел.

- Годится.

Глеб налил себе водки и выпил. Пора! Он встал, скинул пальто и отвязал автомат. Пора.

Глеб вышел в коридор. Из комнаты слышался смех. Громче всех гремел голос недавнего собутыльника.

- Рус, слышишь? Не очкуй. Давай поржем. Щас этот боец такого накалякает, животы надорвем.

Глеб вошел и передернул затвор. Громкий лязг возвратной пружины заставил всех замолчать. Девушка справа от Глеба икнула и тут же закрыла рот рукой.

- Эй, боец, ты чего? – голос атлета уже не был таким властным.

- 26 февраля, девушка… - начал Глеб.

- Постой, боец…

Глеб нажал на курок. Девушка, которая икала, взвизгнула. Четыре пули прошили грудь парня. По белому свитеру расползлись красные кляксы.

- …девушка шла домой.

- Чего ты хочешь? – спросил Руслан.

- Смелый, да? – Глеб навел на него автомат. – Я хочу справедливости.

- Я сейчас позвоню папе, и он привезет денег. Сколько?

- А сколько нужно, чтобы воскресить человека? – Глеб заплакал. – Ты, подонок, сколько нужно, чтобы воскрес человек?!

- Ну, подожди, мы же можем договориться, - голос Руслана стал тонким. – Папа купит тебе машину…

Но Глеб уже не слушал его.

- Я суд и прокурор для вас. А палач я по совместительству.

- Подожди…

- Адвокат вам не положен…

Глеб нажал на спусковой крючок. За Лизу, за васильковые глаза, за улыбку…

Оставьте комментарий!

Используйте нормальные имена

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web