Падший

/ Просмотров: 4642

1

Двери вагона с шумом открылись и в них, не спеша, вошла старушка. Она так крепко держалась за свой костыль, что наблюдавшим со стороны могло показаться, что это единственное, благодаря чему она стоит. На это оно и надеялось. Существо, сидевшее в ней, все рассчитало.

Когда-то оно было Ангелом. Двадцать пятым, сороковым… не важно. ТАМ их уже столько, что они начали забывать, почему они ТАМ и что зовут их Ангелы. Услаждать свои потребности было куда заманчивей, чем помогать Господу.

Поэтому некоторые из них время от времени оказывались на Земле. А оказавшись на грешной пускались во все тяжкие.

Коктейль в ночном клубе и симпатичная проститутка стоят денег, а их нужно как-то добывать. Вот и приходилось изворачиваться. С каждым днем пребывания на Земле превращения давались все труднее. Ничего. Есть еще способы добывать деньги. Бог милосерден. Хе-хе.

Когда у Альберта - так он решил назваться, - появились гениталии, он готов был скакать по городу без штанов, потрясая ими. Как он был рад видеть эту штуковину у себя между ног, ТАМ его живот был гладок как крышка унитаза. Ни выпуклости, ни дырочки. Но в первую же ночь, наслаждаясь одним из грехов Альберт как-то вдруг осознал всю плачевность своего положения. Девушка под ним содрогнулась в оргазме; он слез с нее, так и не кончив. Альберт выгнал шлюху, сел на край кровати и просидел так до утра. Одна мысль билась у него в голове подобно птице в клетке. Он никогда его не простит! Альберт заперт в этом грешном мире на веки.

Сейчас он шел по проходу вагона. Люди давали мало и неохотно. Жлобы! Альберт-старушка вышел из вагона. Поднялся по эскалатору. Тело старушки его начало раздражать. Он быстро, насколько это было возможно в этом образе, поднялся из Метро. Зашел за палатку "Сигареты" и превратился в того, кем он был большую часть времени. Альберт поправил галстук, отряхнул пальто. И только теперь он увидел бомжа. Бездомный лежал у соседнего ларька. Глаза напоминали два блюдца. Когда Альберт двинулся к нему, бомж обмочился. Падший достал пятидесятирублевую купюру.

- На, опохмелись.

Бросил банкноту и пошел к стоянке такси. Результата почти пяти часового брожения по вагонам Альберту хватит на пару часов общества с какой-нибудь милашкой. Ох, этот грешный мир.

2

Бар под названием «Старый город» находился на окраине города. Альберт поймал такси, озвучил адрес и, откинувшись на спинку сидения, закрыл глаза. Он думал; в последние дни он много думал. Деньги имели свойство заканчиваться, превращения давались с трудом, а работать честно он не умел и не хотел.

- Привет. – К Альберту подсел тучный человек в толстовке с капюшоном. Редкие волосы смазаны гелем, и пахло от него как от дешевой шлюхи (уж Альберт-то знал).

- Давно здесь? – спросил незнакомец.

- Вы меня извините, но я жду девушку, - начал Альберт.

- Девушку?! – удивился толстяк.

- Да. Если Вы не против.

- Нет-нет. – Незнакомец поднял руки. – Ради Бога.

- Тогда потрудитесь освободить место, - с вызовом произнес Альберт.

- А много ли Он сделал для тебя?

Альберт терял терпение, но как можно вежливее предложил:

- Послушайте, Вы не могли бы не испытывать судьбу и убраться подобру-поздорову.

Незнакомец встал.

- Он зовется Отцом, а поступает с нами как с пасынками, - сказал толстяк и скрылся среди танцующих.

Больной, - подумал Альберт и отпил из бокала.

- Привет.

Он повернулся на голос. Перед ним стояла высокая девушка в одежде больше подходящей для пляжного волейбола, чем для ужина, но Альберт не стал придираться. Он даже не стал с ней разговаривать. Альберт вдруг понял, кто этот толстяк и что он хотел сказать. Оттолкнув подругу, Альберт поспешил в зал.

Он нашел толстяка у бара.

- Что не дождался?

Альберт не понял, о чем спрашивает незнакомец.

- Девушку, - добавил толстяк.

- А. Дождался.

Альберт посмотрел в глаза мужчине.

- Ты кто? – вдруг спросил он.

- В моих словах что-то есть, не правда ли?

- Кто ты такой?

- Меня зовут Герман. Я Ангел, как и ты. Он сбросил меня сюда на исправительные работы.

Альберт сглотнул. Герман вытащил из бокала зонтик, облизал кончик и снова поставил его в напиток.

- Ну, а как ты понял? Как ты понял кто я такой?

- Не важно. У меня есть дельце для тебя. Ты любишь хорошо одеваться, вкусно питаться… В общем жить на широкую ногу. А с деньгами порой беда. – Герман отпил из бокала. – Я избавлю тебя от бед.

3

Падший стоял и смотрел, как она умирает. Его лицо претерпело еще немного изменений пока, наконец, не стало прежним. Девушка умерла, а Альберт направился к подъезду. Даже если его кто и заметил, никто из свидетелей с уверенностью не сказал бы, кто это был - старик или подросток, женщина или мужчина.

Они договорились с Германом делить прибыль 30 на 70. Альберта не удивил такой расклад, Герман подыскивал клиентов и вполне справедливо получал свои тридцать процентов. Деньги платили хорошие. Убив однажды, Альберт мог теперь стереть с лица земли кого угодно. И где-то в глубине своей падшей души понимал, что теперь он мог убить даже бесплатно. Да что тут говорить, он мог убить даже отца или мать, если бы они у него были.

Теперь, сидя в пропахшей блевотиной и сигаретным дымом «Рюмочной», Альберт понимал, что эти мысли об убийстве отца и стали разгромными в его карьере киллера.

Они пришли через день после того, как Альберт убил какого-то борова с его телохранителями. Он никогда не интересовался ни семейным, ни социальным положением будущих покойников, поэтому не чувствовал угрызений совести, а постоянно пополняемый счет на его банковской карте дарил Альберту чувство легкой эйфории.

Два мужчины сидели в креслах по обе стороны журнального столика. Альберт напрягся – точно таких же он пришил день назад. Люди в черных костюмах повернули к нему свои бритые головы, и тогда он понял – они от Него.

- У нас послание, - проговорил один, тот, что сидел ближе к выходу. Второй достал ноутбук. Через несколько секунд манипуляций с кнопками компьютера экран повернули к Альберту. Сначала он подумал, что это какая-то шутка – на экране кроме песчаного пляжа и накатывающих на его кромку волн ничего не было. Он узнал голос за кадром.

- Люблю иногда смотреть на творение рук своих.

Никаких сомнений это был Он.

- Сотворение людей было ошибкой. – Камера передвинулась, и Альберт увидел говорившего. – Но ссылать Падших на землю было куда большей ошибкой.

Седовласый мужчина посмотрел в камеру. Лучики морщин в уголках глаз стали длиннее и глубже – он улыбался.

- До меня дошла информация, что ты грешишь.

- Отец, я не хотел, - проблеял Альберт и упал на колени.

- Ты вспомнил кто твой отец? Альберт… Надо же, ты выбрал себе имя? Сам? Ну да ладно. Лицедейство и обман – никуда не годится, но все-таки это не смертельно. Вот убийство – это другое дело, не так ли?

- Прости, прости, Отец! – взмолился Альберт.

- Я бы сказал сейчас: Бог простит, но не могу, потому что, как не тяжело признать… - Старик посмотрел на закат. – Красиво. Иногда приятно осознавать, что всю эту красоту создал ты. – Пауза. - Не все так паршиво, не правда ли?

- Это не я! Это все Герман! Ты же знаешь, я бы не смог!

- Склонять ко греху — святой долг Дьявола.

Это был Дьявол! Герман – Дьявол! Как я сразу не догадался?!

- Потому и даю тебе шанс пожить… - Перебил мужчина мысли Альберта. – Ты будешь жить как человек. – Он зачерпнул жменю песка и показал на камеру сжатый кулак. Через мгновение песчинки тоненькой струйкой полились к ногам мужчины. – Ты будешь жить, ровно столько сколько тебе предназначено судьбой, то есть мной.

Экран погас, люди в черном собрались и ушли. Альберт так и остался стоять на коленях.

4

Германа он больше не встречал, да и сам Герман почему-то не звонил. Оно и к лучшему. Альберт знал, что денег полученных за последнее дело надолго не хватит. Вместо трехкомнатной квартиры на Таганке ему пришлось снять комнату в общежитии в Капотне.

Вчера он задолжал за три месяца и со страшным похмельем и последней сотней в кармане был выставлен за дверь. Единственным пристанищем последние полгода ему стало непроветриваемое подвальное помещение под названием «Рюмочная».

Теперь, сидя за круглым столом, покрытым лоснящейся скатертью, Альберт подводил итоги своей жизни на грешной земле. Надо признать, итоги никуда не годились.

Лучше бы Он меня убил сразу, еще там.

У Альберта не было документов, на работу он устроиться не мог и поэтому единственным времяпровождением он избрал алкоголь. С ним время летело, забывались все проблемы и Альберт упустил из виду, что за ним следят.

Они сидели в дальнем углу, у входа. Мужчины не были одеты в черные костюмы, они ничем не отличались от завсегдатаев этого заведения, но Альберт узнал их. Это были те же бритоголовые с ноутбуком, что посетили его полгода назад.

Один из них встал и подошел к столику, за которым сидел Альберт. Сел напротив и положил на стол сотовый телефон.

- Тебе сообщение.

Альберт дрожащей рукой взял телефон, сфокусировал взгляд на дисплее. Там было всего два слова. «Время вышло». В руке у бритоголового появился нож.

- Я вас прошу, не здесь.

Мужчина кивнул.

- Мы на улице.

Альберт налил полный стакан и в три глотка осушил его.

Он вышел из «Рюмочной», постоял под тусклой вывеской, закурил сигарету и направился в темный переулок. Навстречу своей судьбе.

Комментариев: 1 RSS

Идея забавная, но конец не впечатлил.

Если эти бритоголовые исполняют Его волю, а Он против убийств, так... смысл убивать Альберта ножом?

Даже если они простые наемники, но ведь Его наемники.

Оставьте комментарий!

Используйте нормальные имена

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web